Шакарим – переводчик

s17    Одну из самых значительных страниц в летописи взаимосвязей русской и казахской литератур можно смело назвать именем Шакарима Кудайбердиева – замечательного представителя казахской литературы конца XIX – начала XX века, чье огромное и многогранное творчество долгие годы неоправданно подвергалось запрету, и было недоступно широкому кругу читателей. Между тем Шакарим Кудайбердиев был не только известным поэтом и прозаиком, но и философом, историком, журналистом, замечательным переводчиком.

В полной мере, разделяя взгляды своего учителя Абая на русскую культуру и литературу, Шакарим видел в ней источник духовности и прогресса для родного народа, призывая своих читателей овладеть наукой и искусством. По мнению поэта, если бы казахи знали Салтыкова, Толстого, чувствовали их глубокие мысли, учились у Пушкина и Гоголя, они стали бы лучше и добрее. А Лермонтов и Некрасов помогли бы им преодолеть невежество, стать на путь истины.
Для Шакарима Пушкин – непревзойденный авторитет, главный учитель. В предисловии к переводу повести «Дубровский» Шакарим заявляет, что берется за это архисложное дело – переводить Пушкина А.С., солнце русской поэзии – только потому, что русский поэт воспевает чистую любовь, осуждает деспотизм, грубость. Необузданность, подхалимство, мздоимство и другие пороки того времени.
Не меньшим авторитетом для Шакарима был и Лев Толстой. Когда великий русский писатель в конце жизни подвергся гонениям со стороны церкви, казахский поэт откликнулся на это стихотворением «Жасымнан жетік білдім» («С юных лет хорошо знал»).
Хорошее знание русского языка, демократические взгляды, широта интересов послужили причиной тому, что в 1903-1907 гг. Шакарима избрали членом Семипалатинского подотдела Западно-Сибирского отдела Императорского русского Географического общества. Членство в этом обществе, несомненно, расширяло круг его общения, укрепляло его демократические, гуманистические взгляды.

Существенный вклад в развитие казахско-русских литературных отношений Шакарим внес своими переводами произведений русских писателей. Он перевел три рассказа Л.Толстого («Ассирийский царь Асархадон», «Три вопроса», «Царь Крез») и две повести А.С.Пушкина («Дубровский» и «Метель»).

Особым успехом у казахских слушателей пользовалась повесть «Дубровский», чему в немалой степени способствовало то, что перевод в отличие от подлинника звучал на привычном и любимом с детства языке поэзии. Передача прозы средствами поэзии – случай не совсем уникальный: и до и после Шакарима переводчики перелагали прозаический текст в стихотворной форме. Если учесть, что это – дело не самое простое, надо отдать должное Шакариму, который используя свободный перевод, сумел, однако, сохранить пушкинскую сюжетно-композиционную структуру повести, последовательно изложить все основные события и эпизоды, колоритно передать все художественные детали, сохраняя близость к подлиннику.

Страницы: 1 2