Абай и библиотека

Ты мой храм,ты чистое хранилище
Истины всевечной и святой.
А.Геннади

img25  Библиотека – это одна из тех немногих нитей, которая тянется из прошлого и соединяет одно поколение с другим, историю с современностью. Переживая века, в разные годы разные книги оставляют след в душе. Стоят рядышком старинные кожаные переплеты и пахнущие еще типографской краской издания нынешнего года. Удивительна библиотека… И у каждой из этих древних изобретений человечества есть своя история… Имя великого казахского поэта библиотека получила в декабре 1992 года по решению Кабинета Министров и по ходатайству коллектива библиотеки. Раньше библиотека носила имя Николая Васильевича Гоголя. Данное решение можно считать как дань памяти великому земляку. Для библиотеки — это не просто имя учреждения, это часть ее истории.

А все начиналось более 100 лет назад, когда Абай впервые пришел в библиотеку, которая была создана в1883 году благодаря усилиям революционеров – демократов сосланных в Семипалатинск.

Можно сказать, что Абай был одним из первых читателей –казахов не только данной библиотеки, но и всего Казахстана, так как семипалатинская библиотека – одна из старейших библиотек республики. Эпизод посещения Абаем библиотеки описан М. Ауэзовым в его трилогии «Путь Абая»: «Библиотекарь, скромно одетый старичок с острой седенькой бородкой и морщинистым лицом, приветливо встретил Абая как старого знакомого. Недалеко от входа за столом сидел чиновник с пышными кудрявыми волосами и лихо, закрученными усами. Он поглядывал масляными глазками на свою соседку, нарядно одетую молодую женщину, видимо, даже здесь, в библиотеке, продолжая свое ухаживание».

Едва Абай вошел, как он указал ей на него и довольно громко, с явным расчетом на то, чтобы остроту его услышали остальные, процедил сквозь зубы: — Удивительно… с каких пор в Гоголевскую библиотеку стали пускать верблюдов. Кое – кто из молодых читателей подняв глаза и увидев казаха в широком степном чапане и фыркнул. Женщина нахмурила брови и залилась краской, укоризненно взглянув на остряка. Абай резко повернул голову, но поборов мгновенную вспышку гнева, спокойно ответил:
— А почему бы не зайти сюда верблюду, господин чиновник, если здесь уже сидит осел?
На этот раз рассмеялись все.
Абай умел достойно отвечать собеседнику, и это привлекало к нему людей.

Здесь же, в библиотеке, произошел еще один диалог Абая, но уже не с чиновником, а с политическим ссыльным Евгением Петровичем Михаэлисом. Абай просил у библиотекаря номер журнала «Русский вестник», в котором было напечатано одно из произведений Льва Толстого. Услышав это, Михаэлис подошел к Абаю и передавая ему книгу, представился. Разговорились. Из библиотеки они вышли вместе. Михаэлиса заинтересовал казах, читающий Толстого и думающий о своем народе. А Абая, в свою очередь, привлек умный и образованный русский, с которым он чувствовал себя легко и свободно. Эта встреча очень сильно повлияла на становление и развитие общечеловеческого мировоззрения Абая, и его поэтическое творчество. Михаэлис стал для него «лоцманом в книжном море», с удовольствием приобщая его к передовой русской и европейской культуре.

Расширению знаний Абая в истории, юриспруденции, науке способствовали и его близкие друзья – Северин Северинович Гросс и Александр Викторович Леонтьев. Гросс, поляк по национальности, был юристом (имел степень кандидата права), и служил у судьи П.Е.Маковецкого письмоводителем, где они с Абаем и познакомились. А. В. Леонтьев, недоучившийся студент Петербургского университета юридического факультета. Он служил по вольному найму у уездного судьи. И, естественно, их интересовали традиции, обычаи степняков. А все это прекрасно знал Абай, так как два трехлетия, до 90- годов 19 века служил бием. Затем, институт степных судопроизводителей, биев был упразднен. Но Абай так и остался авторитетом в области казахского степного права. Таким образом, юриспруденция послужила поводом к дружбе. Взаимные интересы по реформе Судебного кодекса Степи приводили к дискуссиям между степным мудрецом и его молодыми друзьями. Можно сказать, что итогом их тесного общения явилась книга «Материалы для изучения юридических обычаев казахов». Она была написана С. С. Гроссом совместно с А. В. Леонтьевым. Но можно смело утверждать, что рецензентом и еще одним соавтором был Абая. Взаимоотношения с друзьями у Абая строились на взаимообогащении. Не только они просвещали Абая, но и он помог им глубже понять историю, обычаи, философию и религию своего народа. Часто его встречи с друзьями проходили в библиотеке, так как она была одним из немногих мест города, куда приходили не только за книгами, но и пообщаться. Связь Абая и библиотеки прослеживается и в воспоминаниях Джодржа Кеннана, американского корреспондента путешествовавшего по Сибири и Алтаю. А. В. Леонтьев, познакомившись с Дж. Кеннаном, сообщает ему о киргизе Абае, который не только посещает библиотеку, но даже читает таких авторов, как Милль, Бокль, Дрэпер. Об этом удивительном киргизе Дж. Кеннан написал в своей книге «Сибирь и ссылка».

Страницы: 1 2